Почему Госдуму никто не любит

В Интернете собирают подписи под очередной петицией. На этот раз — с требованием снижения зарплаты депутатам Госдумы. Под предложением ограничить аппетиты парламентариев сотней тысяч рублей в месяц подписались уже 15 тысяч человек. Но некоторые с автором петиции не согласны. «Зачем 100 тыс. рублей? Пусть будут ближе к народу: 30.000 руб. И тогда все убегут из Думы», — пишет некая Галина Зотова.

Галине нижняя палата парламента, похоже, вовсе не нужна. И она в своих взглядах не одинока. Согласно данным «Левада-Центра», 57% россиян также не одобряют деятельность Госдумы. И это самый маленький уровень доверия среди властных институтов — даже у нещадно критикуемых губернаторов и правительства антирейтинги ниже.

Слово «депутат» образовано от латинского «deputatus», что в дословном переводе означает «посланный». И большинство сограждан с удовольствием депутатов послали бы настолько далеко, чтобы они уже не смогли вернуться и вновь начать представлять наши интересы. Причем всех поголовно — невзирая на партийную принадлежность и позицию по «закону Яровой».

Госдуму почти никто не любит. Депутаты и сами это понимают. Но не отчаиваются и, как истинные дзюдоисты, пытаются использовать силу противника (то есть народа) себе во благо. Так, на днях лидер фракции «СР» Сергей Миронов пообещал, что в случае своего переизбрания будет инициировать полную отмену депутатской неприкосновенности.

Ловкий ход: люди могут поддержать и проголосовать за находящуюся на грани прохождения партию только ради того, чтобы показать фигу всем, включая самих справороссов. И вряд ли Миронову невдомек, что его предложение умаляет саму природу парламентаризма.

Депутатский иммунитет — это не блажь, не освобождение от юридической ответственности, а особый порядок ее применения с целью оградить депутата от необоснованного преследования. То есть хоть какая-то защита его независимости. Но это в теории. На практике о независимости депутатов говорить не приходится, поэтому и неприкосновенность, получается, не нужна. Видимо, председатель «Справедливой России» понимает это лучше остальных.

Ну а с тем, кто не понимает, всегда можно обойтись как с заговорщиком и бунтовщиком. Никакая неприкосновенность не поможет, если можно просто лишить мандата. И Дума шестого созыва на примере Геннадия Гудкова и Ильи Пономарева это прекрасно продемонстрировала. Симптоматично, что избиратели массово не встали на их защиту. Потому что опять же главенствует принцип «Все плуты».

Таким образом, первая причина недоверия населения к парламенту кроется в отсутствии его независимости. Точнее, в зависимости от любых факторов, кроме воли избирателей, интересы которых депутаты должны представлять.

И дело не только в известной каждому слабости законодательной ветви власти и фактическом превращении Госдумы в совещательный орган и проводника чужих инициатив. Но еще и в том, что система предполагает, что после избрания партийная дисциплина начинает играть большее значение, чем общественное мнение.

Недавно депутат Андрей Туманов в эфире радио «Эхо Москвы» предельно откровенно рассказал, как это функционирует: «Есть консолидированное голосование фракции, есть такая вещь, когда фракция голосует как единый организм, даже если ты против или за». Поведал он и о том, что многие депутаты, включая единороссов, были против скандальных «антитеррористических» поправок, ликвидирующих право на тайну переговоров, однако все равно проголосовали за, так как боялись, что иначе они не попадут в следующий созыв парламента. Безропотное следование депутатов за волей начальства понять действительно можно, а вот оправдать – вряд ли.

После этих признаний блогеры и комментаторы Туманова заклевали. Наверное, зря. Он хотя бы нашел в себе мужество признаться, а не пытался обосновать свое голосование абстрактными интересами национальной безопасности.

Влияют на депутата также его спонсоры. Сегодня многие возлагают надежду на возвращающихся одномандатников, которые по определению менее зависимы от партийной дисциплины. Но пламенных борцов за народное счастье из них тоже вряд ли получится. Опытные политтехнологи оценивают стоимость успешной избирательной кампании в округе в сумму около 100 миллионов рублей. Даже регулярное получение высокой депутатской зарплаты такие вложения не отбивает. Значит, глупо ожидать и от одномандатника независимости от лоббистов. Это даже нередко является более важным, чем партийная дисциплина: лояльность руководству перекрывается долгом перед иными «хозяевами».

Вторая причина нелюбви населения к своим избранникам кроется в отсутствии у политиков стойкой идеологии. Даже обычно беспристрастная глава ЦИК Элла Памфилова вчера осудила депутатов, которые с легкостью меняют партии.

Этим летом проблема «перебежчиков» снова обострилась. Но ничего неожиданного в «великих переходах», конечно, нет. Все фракции в Госдуме отличаются друг от друга скорее стилистически, чем идейно. Больше манерами, чем взглядами.

Поэтому и выборы в России превратились в часть шоу-бизнеса, а не в реальное соревнование программ. Программам никто не верит, электорат ориентируется на что угодно, но только не на их содержание. И конца в этом темном туннеле не видно: свежее поколение политиков оказалось заражено тем же вирусом.

Взять молодежный форум «Территория смыслов», проходящий в эти дни. Если изучить страницы в соцсетях собравшихся там относительно молодых региональных депутатов и лидеров общественных организаций, то никакого «смысла» в их записях обнаружить практически невозможно. Как, собственно, и вообще текстов. Вместо этого — сплошные ликующие фотографии с кучей хештегов, как у школьников. Больше «гламура» и пафоса, минимум обстоятельности – вот девиз тех, кто идет на смену нынешним парламентариям. Новое поколение даже не пытается прятать себя за пространными и скучными выступлениями, после которых кажется, что политик сказал многое, а на самом деле – ничего. Их даже можно назвать более честными. Но вот является ли «новая искренность» лучше? Сложный вопрос.

Третья причина высокого антирейтинга Госдумы – обилие карательных и просто бессмысленных инициатив. Широкой публике они известны, перечислять – одной публикации не хватит.

Вместо механизма согласования частных и общих интересов российское законотворчество стало болезненным плодом скрещения волюнтаризма и мании преследования. При нажатии на кнопки все как-то разом забывают, что способы обхода даже самого жесткого закона найдутся всегда. Пионерами в этом деле стали сами же депутаты, которые собственноручно наложили на себя обязательства по декларированию семейного имущества, а после этого погрязли в фиктивных разводах.

Попытки же регламентировать этические нормы общества и вовсе приводят к расцвету двойной морали. Несколько лет беспощадной борьбы депутатов за нравственность населения ушли в песок.

Население вообще на депутатские игрища взирает в лучшем случае с юмором, а чаще – с равнодушием. Средний гражданин сегодня отчужден от политики во всех ее проявлениях. Он не верит, что с властью можно успешно бороться при помощи власти, то есть системными методами. Радикальные его тоже не устраивают – во всяком случае, пока. Обратной связи у власти с обществом нет. Депутат не рассматривается ни в качестве народного трибуна, ни в качестве общественного адвоката, ни в качестве эффективного законотворца.

И, наконец, пятая причина неполноценности российского парламента – это его «родовая травма». Пусть на Болотную площадь выходила лишь малая часть страны, но оставшиеся граждане ведь в честность выборов все равно не верят. В независимости от того, голосовали ли они, протестовали или лежали на диване.

Да, сегодня благодаря новому руководству Центризбиркома начинаются попытки повысить легитимность электорального процесса. Но главное, чтобы не получилось как всегда: долго запрягали, а потом вообще не поехали.

С уровнем общественного доверия к парламенту в России всегда были проблемы. Чтобы исправить ситуацию, потребуется ни один созыв «работы над ошибками», а уходящий, шестой по счету, ее проводить даже и не пытался.

«Новые Известия»

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Наследники миллиардов

Forbes впервые обнародовал рейтинг самых богатых детей из числа наследников долларовых миллиардеров из России. Первое место досталось сыну главы ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова, Юсуфу Алекперову. На него приходится 8,9 млрд долларов.

Долгое время во многих странах мира при наследстве действовал принцип первородства. И это способствовало накоплениям сквозь поколения.

Затем по умолчанию стал использоваться принцип равных долей. И, учитывая высокую рождаемость, это являлось сдерживающим фактором для накопления капиталов — они постоянно дробились. Особенно на фоне демографического взрыва.

Но сегодня рождаемость во многих странах мира падает. Если раньше рожали даже больше, чем могли прокормить, то теперь меньше, чем необходимо для воспроизводства. Серьезное сокращение населения прогнозируется и в России. При этом, скажем так, в ряде отстающих и бедных стран численность, напротив, растет.

Таким образом, право наследования снова в значительной степени начинает способствовать концентрации капитала, усиливая социальное неравенство. Причем не только в рамках одной страны, но и относительно всего населения Земли.

Грубо говоря, в богатых странах с низкой демографией новые поколения будут стяжать все больше и больше, а в бедных с высокой рождаемостью получать «в наследство» лишь долги родителей. Конечно, за исключением верхушки.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Имидж лидера — ничто. Почему развал демкоалиции — это хорошо

Демократическая коалиция распалась из-за споров о конфигурации будущего предвыборного списка. Но в этом нет никакой трагедии как для правого фланга, так и для всего оппозиционного движения.

В краткосрочной перспективе оно, конечно, проиграло, так как теперь почти гарантировано лишилось возможности на создание новой фракции в парламенте. Однако в долгосрочной только выиграло: для настоящих демократических преобразований в государстве нужны отнюдь не отдельные свежие лица в Госдуме и даже не смена власти, а трансформация политической культуры.

Если принять это за аксиому, то гипотетический успех коалиции принес бы даже больше вреда, чем пользы — никакой реальной альтернативы существующим неформальным политическим практикам большинство собиравшихся баллотироваться под брендом ПАРНАС не предложили. Да и не могли предложить, так как сами не высвободились из плена российского вождизма. Победа демократов на выборах в сентябре стала бы поражением демократии, так как она не привила бы гражданам вкуса народовластия, не превратила бы их из пассивных потребителей политики в ее хозяев. Только бы еще на более поздний срок отодвинула реализацию накопившегося спроса на перемены.

Беда политики (как официозной, так и внесистемной) в России — это не столько вопиющий админресурс или несовершенное законодательство, сколько сверхлидерство и суперцентричность. Борьба имиджей отодвигает на второй план действительно важные вещи, а разногласия вращаются вокруг личностей, а не идей. Политик (что оппозиционный, что лоялистский) пытается в первую очередь доказать, какая жадная гнида на самом деле его соперник. Конечно, чаще всего тот и действительно оказывается ничтожным человеком, но для развития демократии это не играет ровно никакого значения.

Аналогично даже в уважительном по отношению друг другу внутрипартийном дискурсе главными спорными моментами становятся не программные установки, а наличие/отсутствие рейтинга/антирейтинга и вытекающая отсюда электоральная привлекательность. Претендующие на роль преобразователей политического пространства деятели не меняют ущербную шкалу ценностей избирателей, а действуют в заданной парадигме, ориентируясь на вкусы толпы. «Вам нравятся брюнеты? У нас есть такой!»

На словах пытаясь изменить общество, демократы на самом деле следуют за обывательской «мудростью». Среди аргументов как против, так и за первое место Касьянова я ни разу не услышал критику или поддержку его программы. Все разговоры велись вокруг имиджа и критичности антирейтинга.

Внимательно следя за внутренней российской политикой, я сегодня все равно лучше понимаю, в чем состоит различие между Хиллари Клинтон и Берни Сандерсом, чем между Михаилом Касьяновым и Владимиром Миловым. При этом без заглядывания в Википедию не смог бы сказать, что председателем у демократов на самом деле является Дебби Вассерман-Шульц, а у республиканцев — Рейнс Прибус. Позаимствовав у американцев многие негативные моменты, в том числе и сильную президентскую власть, мы так и не пришли к пониманию партии как организма, а не телеги для выдающихся лидеров.

Даже праймериз демкоалиции стали в первую очередь ареной для соревнований биографий, а не взглядов. Ярмаркой тщеславия, а не полем для острых дискуссий. Если индивидуальные различия программ у кого и присутствовали, то они были вытеснены на периферию, а чаще всего носили неконкретный и декларативный характер. Таким образом, инструмент внутренней демократии стал ненужным (и даже вредным) придатком и превратил ПАРНАС в зеркальное отражение «Единой России».

В фейсбуках пишут, что второе и третье место в списке резервировали для музыкантов Шевчука и Макаревича — если бы те еще и согласились. Самое печальное здесь даже не то, что «закон не един для всех» и для «звезд» предусмотрены привилегии. Хуже всего то, что либеральный истеблишмент не хочет искоренения политического шоу-бизнеса. «У единороссов свои певцы и спортсмены, а у нас свои! Следуем заветам Бориса Николаевича!»

Разочаровывает, что вожди демократов надеются проскочить, спекулируя на громких именах, а не работая с избирателями, собственно, в идеологическом ключе. Снова призывают вместо осмысленного выбора идти за кумирами, которые вряд ли будут сколько-нибудь эффективными законодателями, но зато протащат на своей спине паразитов. Одним словом, легитимизируют царство театра в политике.

Таким образом, оппозиция наступает на старые грабли — в почившем «координационном совете» тоже были звезды культуры и просто звезды, но почти не было людей из регионов. Хотя именно на местах зреют первые плоды демократических преобразованиям, именно там люди получают опыт народного самоуправления. Вместо того, чтобы расти снизу, координаторы оппозиции предпочитают все насаждать сверху. Снова становятся зеркальным отражением власти и вместо помощи провинции высасывают из нее соки.

Много говорится о том, что демократия начинается с местного самоуправления, но в списке 45 номинантов на премию Немцова за отстаивании демократических ценностей нашлось место только одному муниципальному депутату — Константину Янкаускасу. Да и тот, во-первых, из Москвы, а во-вторых, набирает на момент написания блога 0,4% — намного меньше, чем сражающиеся за демократию веселыми стихами, историческими лекциями, ритуальными колонками и коммерческими фильмами.

Можно сказать, что так голосуют люди. Но подобные вкусы людям прививаются как раз оппозиционным истеблишментом и его культурным фронтом. И пока так будет продолжаться, обречены и попытки демократизации общества.

Битва происходит не на избирательных участках, а в головах. И учиться общество должно не прогонять очередных воров и жуликов, не восторгаться вождями, а брать ответственность за решения на себя.

Можно один раз с помощью агрессивной рекламы побудить человека купить изысканное вино вместо водки, но без «культуры пития» он завтра все равно пойдет за «Путинкой».

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Первые голодные выборы

Практику раздачи «пряников» накануне выборов ввел еще Борис Ельцин. Как вспоминал в ходе недавней публичной лекции глава департамента экономической теории Финансового университета Рустем Нуреев, первый российский президент производил индексацию зарплат бюджетникам с таким расчетом, чтобы повышение «съедалось» инфляцией только спустя пару месяцев после дня голосования.

Это, конечно, отнюдь не отечественное изобретение: подобные приемы пускают в ход политики во всем мире, включая Западную Европу и США. Если есть возможность улучшить жизнь людей, то логичнее это сделать тогда, когда они могут в ответ отблагодарить свою власть.

Импортированные в Россию «пряничные» циклы не только прижились, но и постепенно, по мере укрепления экономики, становились все длиннее. Как, впрочем, и сроки депутатских полномочий. Однако выборы в Госдуму этого года могут стать первыми за последние 13 лет, накануне которых социальное самочувствие россиян вопреки обыкновению не улучшится.

Если брать парламентские кампании в новейшей истории страны, то неукоснительно соблюдалось правило: численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума за год до выборов непременно сокращалась относительно предыдущего отчетного периода. Так, согласно данным Росстата, за год до думских выборов 2003 года количество официально бедных россиян сократилось почти на 3%. В 2006 году по сравнению с 2005-м неимущих стало меньше на 2,6%. А перед последними выборами в Госдуму (в 2011-м) – на полпроцента.

Как правило, и непосредственно в год выборов граждане либо богатели, либо их состояние в целом не ухудшалось. Конечно, уже после выборов и когда до следующих было еще далеко, средние доходы людей порой и падали – например, в 2005 году.

Предпоследний случай, когда бедных в России накануне электорального события стало больше, зафиксирован в 1999 году. Результат известен: первое место заняли коммунисты, опередив «Единство», реорганизованное впоследствии в «Единую Россию». А последний случай – уже в наше время, накануне выборов в сентябре текущего года.

За 2015 год бедных в России стало больше на 2,5%, отчитался недавно Росстат. Таким образом, за чертой нормальной жизни оказались еще 3 миллиона человек. Однако в то, что это приведет к повторению победного для КПРФ сценария, не до конца верят и в самой компартии.

На встречах с избирателями последние не делают различий между властью и думской оппозицией, признавался недавно отвечающий у коммунистов за подготовку к выборам депутат Сергей Обухов. Люди обвиняют в ухудшении своего материального положения всех скопом, не утруждаясь мелкими деталями: как кто голосует по бюджету, какие имеет реальные рычаги при принятии решений.

Ожидать роста популярности непарламентской оппозиции вследствие социально-экономических проблем тоже вряд ли стоит. Как свидетельствуют со своей стороны уже политологи, у народа уже давно сформирован запрос на новые лица в политике, но он не реализуется. Все причины сложившегося статус-кво можно, наверное, перечислять долго. Однако в числе главных можно выделить намеренную дискредитацию любых только начинающих несогласовано поднимать голову лидеров движений и партий.

Вторая причина – это вера людей по большому счету только в ресурсных политиков, которые могут действительно что-то изменить. Поэтому маргинализированная оппозиция им неинтересна. Парадокс в том, что стать реальной альтернативой можно только заручившись общественной поддержкой. Получается своеобразный замкнутый круг, вроде «Без прописки на работу не берут, без работы не прописывают».

Если все представители политического класса, в понимании россиян, это «жирные коты», паразитирующие на теле народа, то при сохранении негативного тренда в экономике и в отсутствие системного доверия ко властным институтам, существует риск социальных потрясений.

Очевидно, среди действующих депутатов Госдумы есть те, кто осознает опасность – причем в разных фракциях. Так, единоросс Борис Резник на днях внес законопроект, предусматривающий возвращение индексации пенсий работающим пенсионерам.

Члены фракции КПРФ, со своей стороны, не мудрствуя лукаво, предложили просто оказать прямую социальную помощь всем находящимся за чертой бедности, а необходимые для этого 500 млрд. рублей найти за счет перераспределения расходов бюджета и введения прогрессивной ставки НДФЛ. Но эта и подобные инициативы не только получают отрицательные отзывы правительства, но даже широко не обсуждаются. Гораздо больший публичный резонанс получают бессмысленные инициативы петербургского парламентария Милонова или новость о том, что на двери депутата Госдумы от ЛДПР мелом написали «Иуда».

Итак, нас ожидают первые в этом веке «голодные» выборы. На глазах растут протестные настроения – и все социологи это подтверждают. Найдет ли недовольство разумный выход, учитывая крайнюю степень недоверия ко всему политическому истеблишменту? По мнению вышеупомянутого Обухова, нынешняя ситуация угрожает не столько правящей партии, сколько всей политической системе.

Похоже, в оставшиеся до дня голосования месяцы власти придется приложить немало усилий, чтобы выборы послужили механизмом снятия социального напряжения, а не катализатором общественных потрясений.

«Новые Известия»

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Как бездорожье стало фирменным знаком Рязани

Прощеное воскресенье прошло, а руководители Рязанской области упустили шанс попросить у всех жителей прощения за плохие дороги. Только накануне зампред регионального правительства Шаукат Ахметов попытался объяснить, что основным фактором разрушения дорожного полотна стала неустойчивая зимняя температура. Тот самый Ахметов, который еще в 2012 году обещал, что через 5 лет все рязанские дороги будут приведены в нормативное состояние. Скоро часы пробьют.

Чиновнику уже указали на Москву, где точно такие же погодные условия позволяют удерживать дороги от разрушения в рязанских масштабах. Добавим, что в столице и нагрузка на полотно выше.

Но что нам Москва? Возможно, «отцы» Рязани и специально не хотят разрушать саму собой сформировавшуюся региональную идею, объединяющую всех жителей? Разговоров о дороге в Рязани — больше, чем о погоде. Садишься в такси:

«— Дороги просто мрак.

— Я вот недавно в Воронеже был, там намного лучше.

— А я в Костроме, там такие же.

— Так бывает?»

Бездорожье становится не только фирменным знаком Рязани, но и естественным состоянием рязанской души. Стоит подумать и над коррекцией известной поговорки. «А у нас в Рязани — колея с глазами».

г. Рязань

У рязанской молодежи новые тренды. Если выложить в соцсети фото ямы, то можно собрать лайков больше, чем с котиками. А если это сопроводить еще и ругательствами в адрес дорожников, то репосты обеспечены.

Сараевский район

Больше 11 тысяч человек уже подписали петицию с призывом к Владимиру Путину обратить внимание на чрезвычайную ситуацию с аварийным состоянием дорог в Рязанской области. Если наш президент не поможет, то придется, наверное, писать Бараку Обаме. Ну или хотя бы Ангеле Меркель. Тем более, и рязанские власти готовы отдать обслуживание всех рязанских дорог зарубежной компании. Остается надеяться, что под «зарубежными» подразумеваются не узбекские и не таджикские.

Если посмотреть самые популярные комментарии под петицией, то становится ясно, что в низах накопился потенциал протеста.

Так и до публичных акций недалеко. А накануне выборов и в сложной социально-экономической ситуации региональные власти вынуждены идти навстречу народу. Так, в Краснодарском крае пенсионерам стоило пару раз в ходе несанкционированных митингов перекрыть улицу, как губернатор был вынужден вернуть им льготы. Как говорится, государства бывают только двух видов: где власть боится народа или где народ боится власть.

Но что делать с дорогами? Ведь их одним росчерком пера не вернешь. Даже если выделить серьезные деньги на ремонт — все равно разворуют. О чем говорить, если недавно из рязанской антикоррупционной (!) комиссии исключили замминистра сельского хозяйства Ноздрина, полгода назад попавшегося на взятке. Даже находясь в СИЗО, он продолжал числиться борцом с коррупцией среди своих коллег-чиновников. Создай «Общество честных людей», и в него вступят все воры.

Похоже, есть только одно решение. Надо начинать делать рязанские дороги из пластиковых пакетов: они, в отличие от асфальта, разлагаются не за одну зиму, а за 100 лет. В Сасове придумали заделывать ямы кирпичом. Тоже неплохое ноу-хау.

Ну а пока эффективным средством борьбы за хорошие дороги стоит признать судебный. Рязанские автолюбители, которые повредили колеса в выбоине на Чкалова, собираются судиться с горадминистрацией.

В случае, если и другие рязанцы решат последовать их примеру, «Новая газета» готова оказать информационную поддержку. Пишите нам на novgazrzn@gmail.com с пометкой «В суд на мэрию».

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Всё идёт не по плану

Россия распадается на две части. Нет, государственным границам ничего не угрожает. Во всяком случае, пока. В стране происходит разделение на два народа.

На одном полюсе остаются богачи, а на другом — живущие от зарплаты до зарплаты. Прослойка вымывается, идет стремительное обнищание. Остатки среднего класса покупают последние айфоны, берут последние кредиты на иномарки и отправляются в финальные отпуска на море.

73% россиян не располагают никакими сбережениями. За последние четыре года все накопления растеряли 6%. Пока рабочие «Уралвагонзавода» митингуют против сокращений, глава предприятия закатывает по случаю своего дня рождения банкет стоимостью 10 миллионов рублей.

Над Рязанским радиозаводом нависла угроза перехода на трехдневную рабочую неделю, а доход семьи главы корпорации «Ростех»  (и по совместительству члена бюро Высшего совета «Единой России») Сергея Чемезова составляет 803 млн руб.

Реальные доходы граждан снижаются, а Рязанская ГРЭС, контролируемая «Газпромом», тратит деньги (более 6 млн рублей!) «национального достояния» на Toyota Land Cruiser. Сам глава государственной (!) корпорации Алексей Миллер получил, по оценке Forbes, в прошлом году вознаграждение в размере 27 миллионов долларов.

Несмотря на то, что прибыль компании в рублевом выражении снизилась в 7 раз, а в долларовом — в 9 раз, вознаграждение председателя правления «Газпрома» даже возросло. И это вопреки тому, что компания потеряла значительную часть своих традиционных рынков. Капитализация упала и дошло до того, что в третьем квартале прошлого года вместо прибыли был зафиксирован чистый убыток в размере 2 млрд рублей. Но на доходах топ-менеджеров, как видим, это не отразилось.

На фоне повышения акцизов на топливо и отравления рязанцев выбросами с нефтеперерабатывающего завода, совокупный доход членов правления компании «Роснефть», 69% которой принадлежит государству, в 2015 году увеличился до 3,7 млрд руб.

В то время как дальнобойщики оказались на грани разорения, куратор скандальной системы поборов «Платон» Игорь Ротенберг освоил господрядов на 37 миллиардов рублей.

Российское государство стало не просто орудием правящего класса, оно само этот класс формирует. Очевидно, что экономический кризис будет очень продолжительным, а расплачиваться за него придется беднейшим слоям населения. Это приведет к структурным изменениям в российском обществе, последствия будут проявляться на протяжении многих лет. Итак, что нас ждет в случае, если не будет объявлен курс на новую экономическую политику?

Дальнейший рост цен и обнищание. Одни только помидоры и огурцы в Рязани дорожают со скоростью пять процентов в неделю. Люди ограничивают себя в еде, экономят на мясе, сыре, рыбе, фруктах. Плохое питание неминуемо скажется на здоровье. Одновременно с этим продолжается деградация системы здравоохранения. В Рязанской области нет денег на строительство нового онкодиспансера, в регионе наблюдаются перебои с поставкой инсулина. Целый муниципальный район вообще остается без медицинской помощи.

Как следствие, дальнейшее вымирание населения России. В Рязанской области только за год количество граждан сократилось на 5609 человек.

Региональные бюджеты едва сводят концы с концами. Снижение объемов и качества бюджетных услуг чревато в будущем деградацией образовательного и культурного уровня людей.

Безработица и последующий рост преступности. Только за прошлый год, по данным СКР, на территории Рязанской области зарегистрировано 10 364 преступлений, что на 7,3% больше чем в 2014 году. Никто не сможет больше чувствовать себя в безопасности.

Невозможность расплачиваться за коммунальные услуги. Недавно около 300 жителей Шиловского района оставили на две недели без питьевой воды. В Долгинино за долги отключают свет. Население рискует лишиться привычных благ: электричества, тепла, водопровода. Останется, пожалуй, только телевидение: ради того, чтобы рассказывать, будто во всех проблемах виноваты третьи силы, но никак не действующая власть.

Удивительное дело: согласно опросу ВЦИОМ, только 37% россиян считает, что Путин реализует большинство своих обещаний. Но ровно в два раза больше избирателей (74%) все равно поддержали бы его на новых президентских выборах.

Парадокс. Как и то, что большинство боится втягивания страны в военные конфликты и даже выступает против роста расходов на оборону, но все равно поддерживает линию на обострение внешней политики. Россия тратила на бомбардировки в Сирии не менее 2,5 миллионов долларов в день, а в городе Спасск-Рязанский из-за низких зарплат не хватает врачей. На прием к гинекологу и урологу жителям приходится ездить за 60 км в областной центр.

Безусловно, кризис вызван как внешними (падение цен на нефть, Крым и санкции), так и внутренними причинами: отсталостью российских технологий, некомпетентностью руководства, коррупцией и т.д. Последняя проблема является настоящей угрозой национальной безопасности. Двухходовыми коррупционными схемами пронизаны все институты управления. В рязанском Центре занятости чиновники брали в качестве откатов до 30% от объема выделенных из бюджета субсидий коммерческим структурам. При таких стандартах все антикризисные меры обречены на провал.

Растаскивают всю страну, но при общей активизации борьбы с казнокрадами высшие руководители государства все равно остаются недосягаемыми для следствия. На скамье подсудимых оказываются только представители низших звеньев «пищевой цепочки». Как, например, экс-начальник рязанского УФСИН Александр Протопопов, который на аналогичной должности в Коми похитил более семи тысяч железобетонных плит.

В условиях сокращения ресурсов власти идут на распродажу государственной и муниципальной собственности. На федеральном уровне затеяна приватизация части госактивов, не отстают и регионы. Решено отдать в частное управление рязанский «Водоканал», муниципальное имущество распродают по бросовым ценам, на торги выставляют лакомые куски недвижимости в центре города.

Жители Рязани лишаются народной собственности на помещения и объекты коммуникации – трубопроводы, теплотрассы и т.д. Приватизируются прибыльные муниципальные хлебозаводы. Но доходы бюджета от распродаж плохо подходят для развития, так как они зависят от рыночной конъюнктуры и являются разовыми. К тому же концессии и приватизации в условиях непредсказуемой экономики могут привести не к привлечению инвестиций, а к присвоению оборотных средств, невыплатам зарплат и увольнениям, распродаже оборудования, закредитованности и банкротству предприятий.

Многие экономисты, основываясь в том числе на мировом опыте, призывает к переходу на планово-рыночную экономику и усилению мер государственного регулирования. Необходима централизованная помощь стратегическим предприятиям, мягкий контроль за ценообразованием, административное регулирование процентных ставок.  Пора избавиться от иллюзий, что «рынок сам себя отрегулирует». Мобилизационная модель экономики доказала свою эффективность и на Западе — во времена Рузвельта в США, в послевоенной Японии.

Необходимо стимулировать спрос населения за счет прямой материальной помощи, перераспределения и выравнивания доходов. Пока не поздно необходим переход на прогрессивную шкалу налогообложения: если богатство будет продолжать сохраняться в немногих руках, экономика загнется в отсутствие потребителей.

Сегодня государство должно не сокращать свое присутствие в экономике, ухудшая и без того нелегкую ситуацию, а наращивать. Требуется введение плановых начал управления процессами. Однако здесь важно не наступить на еще советские грабли, когда отсутствие демократизма в процессе принятия решений стало «ахиллесовой пятой» госплана.

И в России в настоящий момент управление госактивами сосредоточено в руках правящей бюрократии, при этом исполнители, произвольно распоряжающиеся гигантскими средствами, не несут прямой ответственности перед населением. Государство может эффективно выполнять функции рынка, но лишь при условии реального народовластия. Основной собственник государственного имущества, т.е. население, через институты представительства должно иметь возможность влиять на распоряжение активами, топ-менеджеры не должны рулить национальным достоянием по собственному усмотрению. Иначе теряется весь смысл госуправления имуществом. Собственность вообще может быть полностью социализированной, а предпринимательство стать видом трудовой деятельности. Но если при этом в стране отсутствует демократия, то в роли извлекателей ренты и эксплуататоров просто будет выступать номенклатура.

Таким образом, эффективность экономических мер находится в прямой зависимости от политических преобразований. Пока же вся страна является заложником авторитарного стиля правления.

До тех пор, пока выборы в России будут носить имитационный характер, пока роль парламента будет сведена до обслуживания исполнительной вертикали, пока судебные решения будут выноситься по звонку, пока СМИ будут находиться под контролем государственных олигархов, пока президент будет обладать безграничными полномочиями и назначать на «кормление» своих близких, качественных сдвигов ожидать бессмысленно.

Для того, чтобы вывести страну на устойчивый рост, необходимы решительные государственные меры. Но условием их реализации служит установление действенного контроля общества за государством. Каждый человек должен почувствовать себя собственником страны, а не рабом режима, которым двигает своекорыстие.

Число недовольных властью увеличивается, но альтернативы нынешней политической системе граждане не видят. Столкнувшись с кризисом, россияне предпочитают не пытаться изменить положение дел в государстве, а выжить вопреки государству. Не потребовать от своего депутата проголосовать за увеличение налогов для богачей, а закупить побольше семян.

Общественная апатия служит препятствием для скачка, для того, чтобы заставить национальные ресурсы работать на общее благо. С другой стороны, обеднение широких слоев приводит к тому, что люди привыкают терпеть и заранее со всем смиряются. Ген, отвечающий за борьбу, тает вместе с погружением на социальное дно. Чем глубже — тем меньше шансов всплыть на поверхность.

При сохранении статус-кво, разделение на два российских народа произойдет окончательно: один будет жить лучше чем на Западе, другой — хуже, чем в Африке. И тогда наша страна окажется обречена на отставание в конкуренции с другими державами.

Сегодня государства сила заключается во внутренней экономической мощи и в потенциале нации, а не в бравурных заявлениях МИДа. Распродавая природные ресурсы страны, сосредоточив все усилия на удержании власти и обогащении близких кругов, доведя служащее тормозом для развития социальное неравенство до фантастических масштабов, Россия рискует превратиться в вечного аутсайдера. И тогда нас, привыкших ползать, уже точно никто не поставит на колени.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Как нас грабят и убивают

Оказался недавно в бане с одними москвичами. «Все, теперь Шнур у меня в черном списке», — заявил один из товарищей. Это после песни про столицу, которая «сгорела целиком».

В одной строчке «Москва, почем твои златые купола» вообще гениально мысли всей страны переданы, возражаю. Не понимают.

И тогда я приводу свой любимый аргумент. Который пускаю в ход и при попытке некоторых москвичей завести пластинку про «понаехали из провинции работать, сидите у себя«. Входящий в «Роснефть» Рязанский нефтеперерабатывающий завод травит выбросами моих земляков, а большую часть налогов предприятие платит в Москве.

На прошедших выходных ночью снова был мощный выброс сероводорода.

Мы с женой тоже в тот день проснулись с одинаковым неприятным ощущением в горле.

И это происходит постоянно: тысячи людей не могут спать ночами из-за вони. Неприятный запах преследует Рязань уже около четырех лет! Чиновники предпочитают вспоминать о проблеме только перед выборами. Людям продолжают наносить вред.

Самыми страшными в мире считаются преступления против человечности. Грубое нарушение экологических норм можно поставить в этот ряд. Крупный бизнес в сговоре с властью отравляет воздух, уничтожает зеленые зоны, загрязняет воду и почву. Мы каждый день читаем об этом в новостях и видим неспособность политиков остановить наступление на природу и здоровье граждан.

Нас в буквальном смысле убивают и грабят. Отравляют нашу жизнь, эксплуатируют ресурсы и выводят прибыль в другие юрисдикции.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Нужно заставить толстосумов платить

Только пять из топ-15 молодых миллиардеров рейтинга Forbes создали свое состояние сами. Остальные получили наследство или доли в бизнесе.

Скоро и первое поколение российских олигархов передаст эстафету 19-летним новым миллиардерам.

Передаваемые по наследству крупные состояния ущемляют равенство возможностей, снижая уровень конкуренции в обществе. Также образуется «класс богатых бездельников».

Как минимум необходимо ввести прогрессивную шкалу налога с наследства.

Давно напрашивается и введение прогрессивной налоговой шкалы на доходы. Москва заняла третье место среди городов мира по числу миллиардеров. По данным Forbes, в столице России проживают 60 миллиардеров. Их общее состояние оценивается в 270,6 млрд долларов.

Рядом другая новость: «Дефицит федерального бюджета РФ составил 112 млрд руб». А на выполнение антикризисного плана, по словам главы минфина, недостает «всего» 130 млрд рублей.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Власть проседает

Рейтинг одобрения Путина упал за год на 5%, Медведева — на 6%, правительства — на 9%, губернаторов (в среднем) — на 8%.

В целом президент еще остается стоять весь в белом и красивый на фоне выстроенной им самим вертикали власти, но его поддержка тоже снижается.

Синхронно проседают все институты власти, и это на самом деле не очень хорошо. Для развития политической системы было бы лучше, чтобы на фоне ослабления исполнительной власти крепло бы общественное внимание к законодательной. Тем более, в парламенте, несмотря на всю его неполноценность, действительно разрабатываются альтернативные сценарии развития страны.

Мешает росту доверия к Госдуме ее «родовая травма» — изначально не слишком легитимные выборы. И то, что нынешний созыв прославился в первую очередь своими запретительными или даже вредными законами.

Но другой думы у нас нет. И не очень понятно, появится ли после сентября.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Очередные миллионы на пиар мэрии

Только за месяц администрация Рязани потратила почти 2 миллиона рублей на свой пиар в СМИ.

Ниже примеры заключенных контрактов на «освещение деятельности» (вся информация — с официального сайта госзакупок):

«9-й телеканал» — 210 тыс руб

ВГТРК — 280 тыс руб

ООО «Центр рекламы» (реклама на радио) — 200 тыс руб

РИА«МедиаРязань» — 270 тыс руб

Рязань-инфо — 275 тыс руб

«Рязанские ведомости» — 595 тыс руб

И это только одна мэрия, деньги налогоплательщиков тратят на СМИ и региональное правительство, и  облдума.

Вот нелегитимная рязанская гордума решила сэкономить на «Рязанских ведомостях» и отказаться от платных публикаций официальных документов (но не пиаровских статей!). Сочли, что хватит и бесплатного размещения в интернете. В наше время действительно оправданно. Это шаг в нужном направлении. Но недостаточный.

В идеальном обществе государство вообще не должно ни владеть средствами массовой информации, ни финансировать их. Одновременно СМИ должны быть защищены от влияния частного капитала. И жить только на деньги своих читателей.

Но мы понимаем, что эта утопия. Даже и не знаю, есть ли вообще издания, полностью строящие свою работу на такой модели.

На федеральном уровне ведущие электронные СМИ контролируются полугосударственными полуолигархическими

медиа-структурами. На региональном — либо чиновниками напрямую, либо через финансовый поводок.

Всерьез говорить о наличии свободы слова сегодня нельзя. Потому как важна возможность не только говорить, но и быть услышанным. Да, в России не затруднена регистрация СМИ, однако они поставлены в неравные условия. Например, сумма одного лишь госконтракта с лояльным регионального властям интернет-изданием превышает весь годовой бюджет сайта рязанской «Новой». Таким образом, о реальной конкуренции изданий, выражающих разные интересы, речи не идет.

Между тем свобода массовой информации первостепенна и служит необходимым условием для реализации других прав и свобод. Так, никакие выборы нельзя считать честными, если они проходят в атмосфере подконтрольности большинства СМИ. Даже если подсчет голосов будет безупречным, без свободы слова любые выборы также лишаются демократичности.

Чтобы улучшить ситуацию с независимостью хотя бы государственных СМИ, можно воспользоваться опытом некоторых стран, где создаются специальные коллегиальные общественные органы, обладающие полномочиями назначать и смещать

редакторов. В эти органы входят судьи, адвокаты, общественные деятели, депутаты (с квотой для оппозиционных партий), журналисты и др. Влияние конкретных чиновников на издания оказывается затруднено.

Таким образом можно осуществлять, к примеру, общественный контроль над сетью раойнных газет, которые существуют за счет бюджета и постоянно подвергаются криитке за свою редакционную политику даже со стороны депутатов Госдумы.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal